Марихуана и приступ эпилепсии

марихуана и приступ эпилепсии

Марихуана и приступ эпилепсии

Марихуана и приступ эпилепсии листья конопли химический состав

TOR BROWSER LOADING AUTHORITY CERTIFICATES

У меня трепещут ноздри, бегают и поблескивают глаза, глас звучит напряженно и неровно, диафрагма сокращается, дыхание становится неритмичным, а вид - отсутствующим и потерянным. При этом возникает чувство практически приятного возбуждения, не связанное ни с чем вокруг либо снутри меня. Но утрата контроля над своим телом постоянно обескураживает, так что это состояние, настолько грубо имитирующее чувство счастья, является основным источником чувства слабости и отчаяния. Сам припадок становится пиком предвестия и частично представляет собой его усиленную форму.

Но основным является то, что мускулы на правой стороне лица в считанные секунды сводит в подобие улыбки, которая не затрагивает левую сторону. Как я понимаю, все другие признаки припадка полностью симметричны: оба глаза поблескивают, диафрагма резко сокращается, ноздри трепещут, Этот скошенный на правую сторону рот служит нулевой точкой отсчета припадка и является пиком развития предвестия.

Ежели ауру просто можно скрыть от окружающих, то перекошенный судорогой рот безизбежно завлекает внимание. Чтоб скрыть припадок, приходится или прятать лицо, или как-то отвлекать от себя внимание. Когда это случилось в первый раз, я не мог осознать либо разъяснить, что вышло, но мне было постыдно. Мои предки, будучи простодушными людьми, делали мне замечания.

Когда я пробовал разъяснить происходящее друзьям, они рекомендовали смеяться, раз уж мне этого охото. Я не мог выразить словами, что мне никак не охото смеяться, то есть в каком-то смысле охото, но это чувство приходит ко мне откуда-то извне и не имеет никакого дела к моим мыслям и чувствам. Я не мог передать это чувство подчинения чему-то, существующему вне меня, чувство, как будто меня направляет сила, работающая кроме моего сознания.

Тогда я сдался и решил, как может быть, скрывать постыдную "дурацкую ухмылку". Для этого я употреблял целый репертуар средств. Лишь для себя я должен тем, что не замкнулся в одиночестве. В старших классах школы и в институте я участвовал в диспутах, отыскал работу, которая требовала неизменных контактов с людьми, позже был в первых рядах кампании против войны во Вьетнаме как президент движения "Студенты за демократическое общество".

Во время учебы в институте даже с наслаждением играл на сцене, хотя, в конце концов, пришлось признать, что с припадками это нереально. Когда припадок грозил начаться в неподходящий момент а так постоянно и бывало , у меня наготове было множество вариантов поведения. Ежели в этот момент я выступал с речью, то старался отвлечь от себя внимание, к примеру, просто задавая слушателям вопросец.

Ежели необходимо, я имитировал приступ удушья, хватал стакан воды, и это помогало мне скрыть лицо на время припадка. В остальных обстоятельствах я мог сделать вид, что меж верхними зубами с правой стороны застрял кусок яблока. Я посвящал в свою делему лишь самых близких друзей. С годами я стал знакомиться с теориями, которые могли ежели не разъяснить, то хотя бы интерпретировать мои припадки. Основным образом, это был фрейдизм в популярном изложении, от которого в е и е годы некуда было деться.

Длительное время я был уверен в том, что моя дурацкая улыбка имеет психосоматическую природу, и лишь психоанализ может посодействовать мне добраться до ее сущности и, может быть, совершенно от нее избавиться. Но до этого чем я вплотную начал изучить эту возможность, доктор, которому я доверился, сумел уверить меня в том, что а припадки имели, быстрее всего, эпилептическую природу, и б вряд ли медицина предложит мне наиболее адекватный способ управляться с ними, чем тот, который я сам разработал.

Подобно почти всем иным людям х годов, я не один раз сталкивался с искушением покурить марихуану, но в течение пары лет упрямо сопротивлялся ему. Занимая принципиальный пост в студенческом движении, я не мог для себя дозволить скомпрометировать его. Не считая того, эта организация прокламировала строго отрицательное отношение к марихуане, чему я всемерно содействовал. В конце концов, в отличие от большинства рядовых членов движения, я был семейным человеком и папой троих деток, по отношению к которым я старался делать собственный родительский долг так, как его соображали америкосы х годов.

Но в году либо около того движение "Студенты за демократическое общество" распалось, управление антивоенной кампанией перебежало в остальные руки, а мои родительские претензии пали жертвой развода. Тогда свойственное мне любопытство одолело, и я начал экспериментировать с марихуаной в компании компаньонов. Скоро я нашел, что пока я был в "обкуренном" состоянии, припадки не появлялись.

Опосля пары затяжек ни аура, ни несчастная лицевая судорога не появлялись еще часа два либо три. Мне также нравилось само состояние, которое вызывала марихуана. В противоположность алкоголю, марихуана не ослабляла мою способность к самоконтролю и помогала поддерживать разговор на любые темы. Так как мне не нравилось само курение, я вряд ли употреблял бы ее часто лишь ради наслаждения. Но способность марихуаны побеждать припадки смотрелась внушительно, и я стал повсевременно курить ее в мед целях.

Несколько месяцев назад я решил от нее отрешиться и смириться с последствиями этого, которые на данный момент причиняют мне меньше неудобств, ежели в е годы, так как я еще пореже выступаю перед аудиторией от силы дюжину раз в год. Но все равно меня удручает возвращение припадков, и это побудило меня обратиться за мед помощью в надежде, что мне сумеют предложить эффективную, безопасную и законную кандидатуру. Гордон Хэнсон, которому 53 года, мучается как от огромных судорожных припадков, так и от малых эпилептических приступов.

Болезнь удавалось частично контролировать обыкновенными препаратами: фенитоином дилантином , примидоном мисолином и фенобарбиталом. К огорчению, прием этих средств сопровождался суровым побочным действием. Вот что ведает Гордон: Мне еще легче вспоминать годы, предшествующие окончанию школы, ежели то, что вышло в тот прохладный сентябрьский день года. Северный ветер гонял опавшую листву, а я торопливо собирал клюкву, чтоб заполнить корзину до захода солнца, которое с каждым деньком садилось все ранее.

Меня обуревали противоречивые чувства: с одной стороны, я был рад, что не нужно больше ходить в школу, с иной - волновался за свое будущее. Тем сентябрьским вечерком к 10 часам я уже сильно утомился и лег спать. Проснувшись, я ощутил себя разбитым и несчастным. Позже меня стало тошнить, разболелась голова, заныли все мускулы. Вся семья в тревоге собралась около моей постели.

С утра пораньше меня выслали к нашему семейному доктору. Диагноз, который он поставил, испугал и расстроил меня еще посильнее. Откуда у меня взялась эпилепсия? По мере способности я держал свою заболевание в тайне. В предстоящем у меня иногда нежданно случались малые приступы, без судорог.

Огромные припадки происходили не так нередко. Им предшествовали определенные признаки: доносящиеся ниоткуда звуки, неспособность говорить и, в конце концов, паралич, медлительно обхватывающий мое тело. Я не ощущал боли от приобретенных травм, пока вновь не приходил в сознание.

Синяки и даже переломы не были редки, но еще ужаснее была бесконечная депрессия. Благодаря применению в комплексе дилантина, мисолина и фенобарбитала припадки стали случаться не так нередко, хотя эти препараты, непременно, не могли вполне вылечить мое болезнь. Иногда почти все дни я ощущал себя глубоко несчастным. Естественно, я считал, что эти чувства вызывает эпилепсия, так как никто не произнес мне, что противосудорожные препараты имеют и побочные деяния.

Несколько лет я пробовал биться с депрессией с помощью спиртного, но оно давало только кратковременное облегчение. Позже я встретил даму и решил на ней жениться. Я боялся, что она отторгнет меня, узнав о моей заболевания, и потому не говорил ей о эпилепсии до женитьбы. Юность и рождение дочки недолго служили защитой наших отношений. Зарабатывать на жизнь становилось все сложнее, а припадки случались все почаще. Из-за их и неизменной смены настроения, напоминающей историю про Джекила и Хайда, супруга стала бояться меня и находить утешения в алкоголе.

Ее тяга к спиртному и моя реакция на это сделали нас еще наиболее несчастными. Маленькое кратковременное облегчение пришло только в начале х годов с рождением 2-ой дочери, а позже и отпрыска. Валютные затруднения росли, равно как и частота моих припадков.

В конце х годов у меня не раз появлялись трудности с законом. В начале х у нас временно забрали малышей. В суде мне рекомендовали обратиться к консультанту по семейным дилеммам. Он порекомендовал мне испытать курить марихуану, чтоб уменьшить депрессивный эффект фенобарбитала и лучше контролировать припадки. Мне показалось это абсурдным, так как я делил мировоззрение большинства: марихуана - это наркотик, о котором можно говорить только шепотом, это зло!

К счастью, я начал читать литературу о этом растении и сделал несколько запросов, посреди остального в Институт Миннесоты. Я узнал, что коноплю употребляли в мед целях на протяжении веков, и стал часто ее курить. Припадки стали случаться пореже. Скачки настроения также стали наименее видными, по последней мере, когда у меня была возможность курить марихуану.

В году меня арестовали за хранение маленького количества марихуаны. Опосля этого мне стало сложнее ее брать. Судья рекомендовал мне обратиться к доктору. Доктор не отрицал полезности марихуаны как фармацевтического средства, но ввиду того, что она запрещена законом, предложил мне принимать валиум диазепам, реланиум. На протяжении практически 2-ух лет я воспринимал по две пилюли валиума в день.

Этот продукт превращал меня в зомби, а также вызывал потемнение в очах. В году моя супруга, страдая от интоксикации, по ошибке приняла фенобарбитал заместо аспирина и попала в больницу. Это принудило меня на сто процентов отрешиться от фенобарбитала и валиума. Мой рассудок вновь стал ясным. Той в весеннюю пору я попробовал вырастить коноплю из скопленных семян. Попытка оказалась достаточно удачной. С каждым годом я улучшал способы, облагораживал качество растений, и скоро противные воспоминания остались сзади.

К году в моем саду было уже довольно растений, чтоб еще посильнее уменьшить количество фармацевтических препаратов, которые я воспринимал. Огромные припадки пропали совершенно, а малые случались не почаще 10 раз в году. К несчастью, прошедшим в летнюю пору обнаружилось, что власти очень неодобрительно относятся к моему урожаю: меня арестовали, по их выражению, за владение марихуаной в большом количестве. В ожидании финала долгой судебной баталии я продолжал растить свои растения.

Процесс завершился в году: меня приговорили к двум месяцам тюремного заключения. Дозы фармацевтических средств прирастили, но в тюрьме у меня все равно были припадки. Мне назначили еще один продукт, транксен хлоразепат, похожий с валиумом продукт, снимающий возбуждение и расслабляющий мускулы. Но я практически не воспринимал его, так как сообразил, что его действие чрезвычайно припоминает действие валиума.

Опосля освобождения я вновь стал курить марихуану, чтоб избавиться от деяния фармацевтических средств и потемнения в очах. По мере того как шли годы, наша домашняя жизнь налаживалась. Растя в среднем 40 растений конопли, щедро подаренной нам природой, мне удалось понизить прием фармацевтических средств, изобретаемых людьми, до одной дозы мисолина в день. Малые припадки стали случаться только по 5 раз в год, а то и пореже. В основном они происходили в зимнюю пору, когда у меня заканчивался запас марихуаны.

Моя жизнь стала куда наиболее гармоничной. В году была засуха, и мои растения зачахли, так что спустя четыре месяца опосля урожая мне пришлось брать марихуану на улице. Стоимость на нее подпрыгнула так сильно, что я чуть мог для себя это дозволить. Друзья посодействовали мне продержаться до последующего урожая, но припадки случались всякий раз, как заканчивалась марихуана.

Чтоб опять не остаться без лекарства, в году я посадил в три раза больше конопли, при этом подстриг ее таковым образом, чтоб она напоминала низкие кусты томатов. В конце июля я сорвал пару растений и расположил их в старенькый пустующий сарай для просушки. Но все закончилось печально - около 6 часов утра пятеро полицейских ворвались к нам и взяли на мушку меня, супругу и отпрыска.

Мой отпрыск тогда растерял работу, так как ему просто не разрешили выйти из дома. Лишне упоминать о том, что всю марихуану забрали. Оплатив залог, я вышел на свободу только для того, чтоб на протяжении недель опять и опять созидать все происшедшее во сне.

С того самого июльского дня моя жизнь может считаться тестом, который разрешил все сомнения по поводу ценности марихуаны как лекарства. Из-за ее отсутствия я пережил практически двести приступов, включая несколько огромных судорожных припадков. Мой защитник из Миннеаполиса сказал мне по телефону, что по приговору я должен отбыть 6 месяцев в тюрьме округа Роуз. Верховный трибунал штата Миннесота отторг мою апелляцию.

Сейчас я сижу в камере, не имея под рукою средств, которые могут обеспечить мою сохранность. Камера изолирована от тюремных служб, так что я не могу ничего сказать персоналу. Что же до 2-ух моих сокамерников, то они не обучены оказывать помощь в случае эпилептического припадка.

Я испытываю странноватое чувство, когда вспоминаю, как в начале х годов консультант по семейным дилеммам порекомендовал мне заместо назначенных фармацевтических средств курить марихуану. И вот сейчас закон разлучил меня с супругой и выслал в тюрьму только поэтому, что я действовал в согласовании с той рекомендацией, которая дозволила мне удачно контролировать припадки и воскресила супружескую любовь.

Я боюсь, что побочное действие фармацевтических препаратов вновь превратит меня в монстра, что принесло в прошедшем столько горя моей семье. Я не смею надеяться на то, что моя супруга сумеет опять смириться с таковым положением вещей опосля того, как мы отыскали решение данной для нас задачи в сделанном самим Богом расчудесном лечебном растении. Разумеется, что у меня есть одна альтернатива: вообщем не принимать фармацевтических средств, выйдя на свободу.

Это без необходимости осложнит не лишь мою жизнь, но и жизнь моей супруги, которой придется управляться и с моими припадками, и с наступающей за ними депрессией. Я могу лишь молиться о том, чтоб до моего освобождения наше правительство признало возможность мед использования марихуаны. Ежели этого не произойдет, мне не приходится рассчитывать на то, что Конни воспримет меня.

Валери Коррал - садовод, ей 44 года. Предпосылкой ее энтузиазма к данной теме послужил личный опыт: 1-ый день весны года в пустыне близ озера Пирамид-Аейк в Неваде был таковым же, как хоть какой иной мартовский день. Мы с подругой ехали на юго-восток от озера опосля купания в горячих источниках.

Исследователи должны подать заявление на получение специальной лицензии Агентства по борьбе с наркотиками в целях исследования марихуаны. Они должны получить разрешение на доступ к источнику питания, который ведется Государственным институтом по борьбе со злоупотреблением наркотическими средствами. Эти препядствия замедлили исследование. Тем не наименее, было несколько исследований, проведенных в США с года Остальных исследований, даже некие длятся, которые были изготовлены по всему миру.

Приобретенные данные демонстрируют, что более отлично узнаваемый активный ингредиент в марихуане, тетрагидроканнабинол ТНС , является только одним из группы соединений, которые имеют целительные эффекты. Иной, популярная как каннабидиол CBD , не вызывает «высокий», связанные с марихуаной. Он становится одним из ведущих мед соединений завода. На основании этих начальных исследований, существует много исследований, в настоящее время длится в США и остальных странах, которые пробуют ответить на вопросец о том, является ли фармацевтический продукт КБР может посодействовать припадки контроля.

Присоединив с сенсорами, они заблокируют передачу сигналов боли. CBD связывается с наиболее, чем просто болевыми сенсорами. Это, кажется, работает на остальных сигнальных систем в головном мозге и владеет защитными и антивосполительными качествами. Как конкретно это работает в эпилепсии до конца не исследован. Но были маленькие исследования , которые демонстрируют результаты использования КБР.

Исследования мышей , размещенных в Epilepsia проявили смешанные результаты. В то время как некие считают , КБРЫ были эффективны против судорог, остальные не сделали. Это может быть соединено с тем , как было дано лечущее средство, так как некие способы работают лучше , чем остальные.

Мысль использования соединений, отысканные в марихуане для исцеления эпилепсии набирает привлекательность. Исследователи должны подтвердить свою эффективность, и решить делему силы и как отдать его. Потенция может варьироваться в широких пределах от растения к растению. Вдыхая лечущее средство против пищи CBD может поменять силу, а также. Хотя есть установочная консенсус посреди людей, страдающих эпилепсией, что фармацевтическая марихуана является действенным, исследователи предупреждают, что побочные эффекты должны быть лучше поняты.

Марихуана и приступ эпилепсии как очистить тор браузер гидра

Репортаж CNN: лечение эпилепсии маслом из Марихуаны. Часть 1 марихуана и приступ эпилепсии

Можна досуге tor browser bundle rus скачать торрент допускаете

Порекомендовать зайти скачать тор браузер на русском языке для windows 7 гирда клевая

TOR BROWSER ОТЗЫВЫ HYDRA

Марихуана и приступ эпилепсии tor browser что это на самом деле

Марихуана в медицине - миф? Ответ лучшего невролога-эпилептолога Европы Антонио Русси

Следующая статья в какой стране продают марихуану

Другие материалы по теме

  • Сайты для браузера тор ютуб gidra
  • Tor browser not started вход на гидру
  • Скачать тор браузер портабельный попасть на гидру
  • Наркотики растения
  • Сайты даркнет список